?> Национальный симфонический оркестр Республики Башкортостан » Проект QUINTA. «Оказывается, дирижёры тоже любят баскетбол…»

Проект QUINTA. «Оказывается, дирижёры тоже любят баскетбол…»

jzuP8jV296kИтак, проект НСО QUINTA («КВИНТА») стартовал, и открыл его концерт, вобравший в себя произведения Моцарта, Боккерини и Бетховена. Но все же начать, думаю, надо с содержательной составляющей цикла из пяти вечеров, идеологом коего является художественный руководитель Национального симфонического оркестра Республики Башкортостан Раушан Якупов.

Точкой отсчета стала дата и месяц рождения коллектива, образно говоря, четверть века назад издавшего первый звук пятого числа пятого же месяца. И вот эти пятерки (не забывайте, что и четвертачок, который разменял оркестр, состоит из квинтета пятилеток) не давали покоя фантазии Раушана Ахметовича, в конечном итоге сподвигнув его на разработку отличного во всех смыслах проекта. Так и возникла QUINTA — пять вечеров классической музыки, в рамках которых будут исполнены симфонические произведения и концерты под номером 5.
Скажу больше: приехавший на первую из этих встреч с уфимской публикой дирижер из Южной Кореи, выпускник Санкт-Петербургской государственной консерватории Юджин Сонг внес свою лепту в программу первого вечера (Концерт для виолончели с оркестром №5 Луиджи Боккерини и Симфония №5 Людвига ван Бетховена), предложив дополнить ее исполнением «Маленькой ночной серенады» Вольфганга Амадея Моцарта. Юджина увлекла магическая игра цифр, предложенная ему коллективом из Башкортостана, и он, зная к тому же, что НСО отметил свое 25-летие, сразу вспомнил об одном из самых, пожалуй, исполняемых сочинений Амадея. Дело в том, что в Каталоге Кёхеля (полный список произведений Моцарта в хронологическом порядке) «Маленькая ночная серенада» отмечена как опус 525…
…Юджин оказался невероятно приятным человеком, общение с которым облегчал тот факт, что он очень хорошо говорит по-русски. Конечно, сказывается школа одной из знаменитейших российских консерваторий, а еще то, думаю, что корейцы умеют учиться: осваивая все необходимое для главной цели, они «копают» не только вглубь, но и вширь. И поскольку язык в данном процессе играет одну из основополагающих ролей, выходец из интеллигентной, с традициями южнокорейской семьи, всю жизнь занимающейся вопросами экономики, коммерции и финансов (потому-то родители и были так удивлены выбором одного из пяти своих отпрысков!), приехав в Северную Пальмиру, принял ее традиций «державное теченье» и питерскую манеру говорить, отдав к тому же должное юмору не только петербуржцев, но и россиян вообще. У нас же он с огромным удовольствием побывал в Башкирском государственном художественном музее имени Михаила Васильевича Нестерова, покорив его сотрудниц своими манерами и обаянием, и… И это, пожалуй, все, что господин Сонг сумел увидеть в Уфе (ну, кроме тех улиц, по коим ходил из гостиницы в ГКЗ и обратно), поскольку все остальное время заняла у него подготовка к концерту. Который прошел блестяще.
…Отдельной строкой в стартовом вечере проекта QUINTA стоит имя Рустема Хамидуллина, ныне уже студента Парижской высшей национальной консерватории музыки и танца — о нем подробно в предыдущем выпуске персональной странички НСО рассказала читателям «Вечерки» заведующая музыкальной частью оркестра Эльмира Ижболдина, отметившая также достоинства инструмента нашего земляка, то бишь виолончели работы итальянского мастера Ромео Антониацци (1902 год). И это действительно замечательный молодой музыкант, исполнивший с оркестром редчайший концерт Боккерини (он специально выучил его для Уфы, ну и не только, конечно), изначально уже заставивший поволноваться тех, кто был причастен к данному проекту. Ноты, которые в России найти практически невозможно, разыскали с великим трудом. Но ведь все же разыскали!
И, естественно, и эти старания, и, в первую очередь, сама игра стоили свеч. Иллюзия века восемнадцатого, иллюзия того, что в зале, слушавшем Рустема, затаив дыхание, среди нас через одного сидят дамы и господа в платьях и камзолах в стиле рококо, была создана. И казалось, еле слышными сверчками потрескивали под сводами вполне современного дворца фитили заплывших воском шандалов, язычки пламени на которых гасли с последним вздохом дивного кружева звуков, рожденных фантазией Боккерини…
И как деликатен, как галантен был в тот момент Юджин, существовавший в теснейшей сцепке с солистом, являясь своего рода связующим звеном между молодым музыкантом, оркестром и слушателями. И как изящен был маэстро в «Маленькой ночной серенаде», напомнив всем о том, что Моцарт, перефразируя Пушкина, истинный сын гармонии, и о том, что нам подчас не достает понимания того, как это важно — слушать музыку… И он потрясающе сосредоточен был во втором отделении вечера. Словно собрав оркестр во время исполнения Пятой симфонии Бетховена в единый мощный кулак, гость из Южной Кореи заставил музыкантов следовать за ним, подчиняясь его воле. Жест Юджина оставался столь же изящным, маэстро был все так же элегантен, но за этим чувствовались стальные мускулы и диктат человека, точно знающего цель и исповедующего веру в силу судьбы…
…А затем, когда отгремели просто буре подобные аплодисменты, он сфотографировался на память чуть ли не с каждым из оркестрантов, все не отпускавших гостя в гримерку, скоротал вечер со своим однокурсником и другом Раушаном Якуповым и поехал в аэропорт — до его родного Ульсана, города на юго-востоке Южной Кореи, где он служит дирижером в местной филармонии, возглавляя к тому же и молодежный оркестр, лёту… двадцать часов. Дай Бог, он как-нибудь опять приедет к нам. Ах да, забыла! Все эти дни Юджин носил в кармане пригласительный билет в кинотеатр «Родина», который получил от Раушана — очень хотел попасть на фильм «Движение вверх», поскольку обожает баскетбол. Увы, не вышло, подготовка к выступлению заняла все те дни, что наш гость провел в Уфе. Исключение сделал, выкроив часок лишь для БГХМ. И полюбившие его музейщики, придя на концерт, «Браво!» кричали чуть ли не громче всех.

Илюзя КАПКАЕВА.
Фото Лилии ЗАГИРОВОЙ

Обслуживание сайтов в Уфе